8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Всех в печь всех сжечь

Миф о верхнем горении 2 часть.

Это вторая часть, обсуждения теории верхнего горения, на моём канале.

Написать её сподвигли гневные комментарии адептов верхнего горения.

В той, первой части , была рассмотрена история возникновения и целесообразность верхнего горения для металлических каминных топок заводского производства.

Так же, в первой части, приведены результаты испытаний топок с верхним и обычным горением, опубликованные в статье экспорт-директора компании Schmid, Глеба Панченко.

Результаты испытаний топок с верхним и обычным горением.

«В рамках многочисленных стендовых испытаний в компании Schmid и в независимых немецких лабораториях, сертифицирующих наше оборудование, было подтверждено, что подовое горение незначительно, на 2-4%,увеличивает КПД камина и снижает выброс СО и пыли в атмосферу .» (экспорт-директор компании Schmid, Глеба Панченко.)

Безусловно, приверженцы теории о эффективности верхнего горения, будут спорить.

Считая, что их печь или камин, значительно эффективнее из за верхнего горения.

И в чём то, они будут правы.

Верхнее горение в металлических печах и металлических каминных топках.

Для не теплоёмких конструкций верхнее горение это благо.

В не теплоёмких конструкциях печей и каминов следует увеличивать время горения одной закладки дров.

Это относится ко всем металлическим печам и каминам.

Металл передаёт тепло из топки сразу, не накапливая.

Перестаёт гореть огонь и тепло в доме с не теплоёмкой печью заканчивается.

При этом, в момент топки, этого тепла с избытком.

Увеличивая время топки, даже если при этом уменьшается количество тепла в моменте, вы улучшаете эффективность металлической печи.

При более длительном горении топлива уменьшается количество тепла выделяемого печью в моменте.

Энергия не берётся из ниоткуда, для получения тепла нужно сжечь какое то количество топлива ( дров ).

Естественно, сжечь нужно по возможности эффективнее.

Что происходит при замедлении горения.

Топливо горит менее активно, следовательно, температура в топке ниже чем при активном горении .

Для более высокой температуры нужно, максимально эффективно, сжечь большее количество топлива в моменте.

Верхнее горение в печах и каминах с режимом тления действительно улучшает эти печи.

По показаниям исследования, описание и результаты которого приведены в первой част и, КПД увеличивается максимум на 4 процента.

Но важно то, что увеличивается время горения одной закладки дров.

Почему при верхнем горении время горения закладки дров увеличивается?

При осуществлении верхнего горения воспламенение передаётся не снизу вверх, как обычно, а с верху.

Таким образом топливо сгорает медленнее, меньшими частями, чем при обычном горении.

Если уменьшить подачу кислорода и тягу дымохода, то можно добиться эффективного сжигания маленькой порции топлива в моменте.

Это будет похоже на то, как будто мы сжигаем в маленькой печушке маленькие порции топлива.

Бич всех металлических топок и печей это отсутствие инерции.

Отсутствие инерции делает крайне важным увеличение времени горения топлива в не теплоёмкой печи.

Мы помним, тепло прекращается сразу как огонь в топке погас.

Естественно, пользователь не обратит внимание, что и количество тепла, в моменте, при увеличении времени горения топлива уменьшится.

Точнее, обратит внимание, что стало лучше из за того, что топка не жарит так сильно.

В данном случае верхнее горение не увеличит КПД печи, а всего лишь выдаст заложенную в топке энергию меньшими дозами.

И для не теплоёмкой конструкции отопительного прибора это хорошо и полезно.

Верхнее горение в теплоёмкой печи.

Принцип действия теплоёмкой отопительной печи кардинально отличается от не теплоёмких печей.

В теплоёмкой отопительной печи, главной задачей является, эффективно накопить тепло в корпус печи, с минимальным расходом топлива.

Всё о чём будет идти речь далее относится, только, к расчётным, грамотно спроектированным теплоёмким печам.

  1. В теплоёмкой отопительной печи мощность топки рассчитывается в соответствии с мощностью всего отопительного прибора.
  2. Диаметр дымохода рассчитывается в соответствии с мощностью топки.

Мощность топки.

Мощность топки это максимально возможное количество получаемой энергии в моменте.

Для получения большего количества энергии необходимо эффективно сжечь большее количество топлива.

Это значит, для увеличения мощности нужно увеличивать объём топки, для уменьшения уменьшать.

Почему нужно рассчитывать топку в соответствии с мощностью печи?

Для более эффективного горения нужно стараться заполнить топку топливом по возможности плотнее.

Если в топке много постороннего, не участвующего в горении, воздуха это уменьшает температуру газов в каналах печи.

Воздух не участвующий в горении перемешивается с дымовыми газами остужая их.

При чём здесь дымоход?

При низких температурах в дымоходе выпадает конденсат.

Конденсат вредная для кирпича субстанция.

Я лично, видел пару кирпичных дымоходов съеденных конденсатом.

Рекомендую сильно задуматься про это, людям, подключающим не теплоёмкие печи, с режимом тления, к отопительным щиткам.

Из вышесказанного следует, что дымоход должен быть необходимого и достаточного диаметра, чтобы успевать выводить дымовые газы при максимально активном горении топлива в топке.

Но не должен быть избыточным, чтобы температура внутри его не опускалась ниже точки росы дымовых газов.

Сколько должно быть каналов в печи и какой величины?

По причине, всё того же, конденсата , мы не можем слишком замедлять поток газов и не можем делать каналы слишком длинными.

В хорошей теплоёмкой печи теплосъём рассчитывается таким образом, чтобы оставить на дымоход необходимое тепло, не больше и не меньше.

Что будет если мы уменьшим количество сжигаемого топлива в моменте в топке теплоёмкой печи?

Если вся ваша печь рассчитана в соответствии с мощностью топки, то скорее всего, в дымоходе, а возможно даже и в каналах, начнётся конденсирование.

А если сделать дымоход и всю печь таким образом чтобы топливо горело дольше и при этом не было конденсата?

На мой взгляд, идея хороша в том случае, если человек просто любит топить печь.

Часто бывает, что людям нравится сам процесс топки.

В случае уменьшения тяги дымохода, замедления потока и уменьшения количества горящего топлива в моменте, ваша печь будет сжигать топливо медленнее.

При этом вы получите, примерно, столько же энергии, как при сжигании такого же количества топлива с обычной скоростью.

Для многих людей иллюзия, от того что печь топится дольше, столь сильна, что они начинают верить в волшебство верхнего горения.

Я сам не сторонник и не противник верхнего горения.

Как факт верхнее горение существует.

Увеличивает ли верхнее горение КПД теплоёмкой печи?

Коэффицие́нт поле́зного де́йствия ( КПД ) — характеристика эффективности системы (устройства, машины) в отношении преобразования или передачи энергии.

Получим ли мы больше энергии от сжигания топлива меньшими порциями? Вряд ли.

  • Для не теплоёмких печей верхнее горение хорошо, т.к. увеличивает время сжигания одной топки.
  • Для теплоёмких печей верхнее горение это неудобство т.к. увеличивает время топки.

Напомню, что задача теплоёмкой печи греть между протопками, а не во время топки.

Увеличивая время горения одной закладки дров, мы не увеличиваем количество энергии получаемой от этого топлива.

Но, сегодня, когда печь стала не отопительным прибором, а предметом создающим уют, увеличение времени топки может быть важным обстоятельством для выбора верхнего горения.

Печной фольклор. Пословицы и поговорки

Баба с печи летит, семьдесят семь дум передумает (со страху).
Баба, что глиняный горшок: вынь из печи, он пуще шипит.
Бабья дорога — от печи до порога.
Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник
Бог не пошлёт калачи, если лежать на печи.
Была и кошурка, да ушла в печурку.
Без ног на печи, без рук в зыбке, да третий покойник — тягло.
Будь, как у себя дома. Будь, что дома: полезай на печь.
Бабушка у бражки, дед на печи. Бабушка на печь, а дед по дрова.
Бывает май — под кустом рай, а то май — коню сена дай, а сам на печь полезай

В

В бане веник хозяин, в печи — кочерга.
В бане мыться, не печи греться.
В лес не ездишь, так на печи замерзнешь.
Воевать тебе на печи с тараканами.
Врал — черт с печки упал.
В кои-то веки удалось коту с печки спрыгнуть, и то лапки отшиб.
Всем бит, и о печку бит, разве только печкой не бит.
В большом углу сами живем, а печь да полати внаем отдаем.
В печи тесно, а в брюхе просторно.
В просе на печи лежать.
Воевать тебе на печи с тараканами.
Вылезай, кот, из печурки: надо онучи сушить.

Г

Где зимовать, там на печи не лежать.
Где он был? На печи бил, а ты поди, трубы выводи.
Гости на печь глядят, видно, каши хотят.
Б

Баба с печи летит, семьдесят семь дум передумает (со страху).
Баба, что глиняный горшок: вынь из печи, он пуще шипит.
Бабья дорога — от печи до порога.
Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник
Бог не пошлёт калачи, если лежать на печи.
Была и кошурка, да ушла в печурку.
Без ног на печи, без рук в зыбке, да третий покойник — тягло.
Будь, как у себя дома. Будь, что дома: полезай на печь.
Бабушка у бражки, дед на печи. Бабушка на печь, а дед по дрова.
Бывает май — под кустом рай, а то май — коню сена дай, а сам на печь полезай

Читать еще:  Тысячелистник фото лечебные свойства

В

В бане веник хозяин, в печи — кочерга.
В бане мыться, не печи греться.
В лес не ездишь, так на печи замерзнешь.
Воевать тебе на печи с тараканами.
Врал — черт с печки упал.
В кои-то веки удалось коту с печки спрыгнуть, и то лапки отшиб.
Всем бит, и о печку бит, разве только печкой не бит.
В большом углу сами живем, а печь да полати внаем отдаем.
В печи тесно, а в брюхе просторно.
В просе на печи лежать.
Воевать тебе на печи с тараканами.
Вылезай, кот, из печурки: надо онучи сушить.

Г

Где зимовать, там на печи не лежать.
Где он был? На печи бил, а ты поди, трубы выводи.
Гости на печь глядят, видно, каши хотят.

Гусь из печи не лезет.
Говорит, слеп, а в избе печь нащупал. Еще то не слеп, коли в избе печь нащупал.
Гостья Федосья! Сиди на печи да жуй калачи!

Д

Две головни и в поле горят, а одна и в печке тухнет.
До тридцати лет греет жена, после тридцати рюмка вина, а после — и печь не греет.
Добра та речь, что в избе есть печь.
Должища — что печища: сколько не клади дров — все мало.
Деверья впереди, что борзые кобели; свекровь на печи, что сука на цепи.
Доведется ж и коту с печи соскочить.
Догадлив крестьянин — на печи избу поставил.
Добро, собьем ведро: обручи под лавку, а клепки в печь — так не будет течь.
Добрая то речь, что в избе есть печь.
Для оката ребят водой, от крику, кладут в воды печины (золы) из трех печей: избной, горничной и банной.
Добро за готовым хлебом на печи лежать.
Дымно, да сытно (да тепло).
Дочку замуж выдать — не пироги испечь.

Е

Ел бы пирог, да в печи сжег.
Есть калачи — не сидеть на печи.
Емеля дурачок и на печи по дрова ездил.
Если под печью лежит голик или сидит лягушка, то хлебы испортятся.

Ж

Жарко печь натопишь — угоришь, много зла накопишь — уморишь.
Жилом жить, не чуму (очагу, замест печи) молиться.
Живет, что в печи

З

За печкой-то и таракан хозяином живет.
Завидущий продавец выщипывает клок шерсти из проданной по нужде скотины, кладет шерсть в трубу или за печь и говорит: сохни, как эта шерсть, и скотина не поведется.
Звал на честь, а посадил на печь.
Знай, кошка, свое лукошко! Знай, кошурка, свою печурку!
Звонки бубны за горами. Хвали заморье, на печи сидючи.
Замерзла тетка, на печи лежа.
Загордился кот и с печи нейдет.
Звал кот кошурку в печурку: и тепло, да голодно.

И

Из одной печи, да не клади калачи.
Иного хлебом не корми, только с печи не гони
И псу конурка, и коту печурка.
Исполать полатям, что выше печи.
Из одной печи, да не одни речи.
Из семи печей хлебы едал.
И за морем горох не под печью сеют.
И по летам, и по годам — одно место: печь.

К

Кабы лентяй на печи не лежал, корабли бы за море снаряжал.
Когда в печи жарко, тогда и варко.
Коли нечего на плеча вздеть, так на печи преть.
Кого зовут пиво пить, а нас печь бить.
Кто сидел на печи — тот уже не гость, а свой.
Корми деда на печи — сам будешь там.
Кто сидит не печи, то гложет кирпичи.
Каково испечешь, таково и съешь.
Как на огне горит. Живет, что в печи.
Кошка в лукошке ширинки шьет, кот на печи сухари толчет.
Кому-нибудь и печи топить, а иному и трубы чистить.
Как ни мечи, а лучше на печи. От безделья и то рукоделье.
Кольцом в ворота бьют, а мужик с печи отзывается.
Как снег на голову. Словно с печи свалился.
Кочерга в печи хозяйка.
Как на огне горит. Живет, что в печи.
Курна изба, да печь тепла.
Как ни мять, как ни валять, а в печь сажать.
Как ни мечи, а лучше на печи. От безделья и то рукоделье.
Как печь топить, так и дрова рубить
Коли вру, так дай Бог хоть печкой подавиться

Л

Лежебок хочет есть, да с печи не слезть.
Лень на печи замерзла.
Лежа пищи не добудешь.
Лежа на печи, прогладил кирпичи.
Лень, отвори дверь! — Подай кочергу! (т. е. чтобы достать с печи).
Лучина трещит — пыл с визгом по лучине — к морозу.
Лиса рано встает. На печи промыслов не водят.
Лежи на печи, да ешь калачи!

М

Мала печка, да тепленька.
Мужик с печи упал — не кто его толкал.
Мал мастерок в печи королек.
Много нагару на лучине — к морозу.
Месяц май — коню сена дай, а сам на печь полезай
Мой каравай в печь перепелкой, из печи коростелкой.
Молчи: дедушка с бабушкой на зиму печь межуют.
Молод бывал — на крыльях летал; стар стал — на печи сижу.

Н

На печи заседать — трудодней не видать.
На печи не храбрись, а в поле не трусь.
На печи по дрова поехал.
На печке и дед –-герой.
Не о том речь, что много в печь, а о том, куда из печи идет.
Не стучи: сидит дед на печи.
Не пересказаны речь, сами видели с печи.
Не хлопочи, когда нет ничего в печи.
Незнайка на печи сидит, а знайку на веревочке ведут.
Не кричи: гости на полатях. Тише кричи: бояре на печи.
Наш пророк (Такой пророк, что) на печи промок.
Не много ден до полден. Пождем до вечера, поедим печива.

Наши в поле не робеют (на печи не дрожат).
На чужую кашу надейся, а своя бы в печи была.
Не тем хворостом, что плетни плетут, а тем хворостом, что в печи пекут.
Ни в печи, ни под столом не заставай гуся, а застань на столе.
Не кашляй! Муж дома. Нишни! Старый на печи.
На печи в решете три засушенки.
Ни дров, ни лучины, а живет без кручины.
На печище котище, по полу гусыня, по лавочкам лебедки, по окошечкам
голубки, за столом ясный сокол.
Не ходи канда (кот) в пенду (печь), в пенде канда (каша) прохонда (для гостя, новгородская устаревшая весьма обычна шутка).
Наша изба не ровно тепла: на печи тепло, на полу холодно.
Наша горница с богом не спорница: как на дворе холодненько, так и в ней не тепленько; а на дворе тепло, так и на печи припекло.
На печи по дрова поехал.
На печи все красное лето.
Не много ден до полден. Пождем до вечера, поедим печива.
На хлеб едока, на печь лежня, а на себя нарядчика.
На злой жене одна только печь не побывает.
Не печь кормит, а нивка.
Не печь кормит, а труд да забота.
Не печь кормит, а руки.
Не по носу табак, не по печке заслонка.
На огонь дров не напасешься. Печь — яма.
Не учи печи, не указывай подмазывать!
Напала на кошку спесь: не хочет с печи слезть.
Не хвались печью в нетопленой избе.
Назови хоть горшком, только в печь не ставь.
Ни хуху, ни духу, ни третьего тепла.

О

Одна головня и в печи гаснет, а две и в поле горят.
Одна головня и в печи не гаснет, а две и в поле курятся.
Около печи нельзя не нагреться.
Обитый веник — только парня посечь, да и в печь.
Один глаз на печь, другой в Галич.
Огонь в печи погас — нечаянный гость.
Огонь жжет, вода мочит, печка дрочит.

Около печи нельзя не нагреться.
Осердясь на вшей, да шубу в печь.

П

Петр в печке пек печенье, да перепек всю выпечку.
Печка парит , печка жарит , печка душу бережет
Печке скажешь — стена поймет.
По полой хозяйской печи не уснешь.
Поживем до вечера, поедим печива.
Пока баба с печи летит, семьдесят семь дум передумает.
Постился, постился — обессилел, да и с печки скатился.
Пошла на масло, а в печи погасло.
Пришел в гости, посидел у холодной печи.
Пришлось на печи сидеть сватье — застала зима в летнем платье.
Пол под озимым, печь под яровым, полати под паром, а полавочье под покосом.
Посреди пустого двора горница под жильем, подклеть под небылыми сеньми, крыльцо в помойной яме, печь в заходе, красное окно в кровле, на подволоке погреб, а вокруг двора соседняя крыша.
Петухи на насесть садятся, а старые люди на печь валятся.
После похорон закладывают в печь, чтоб не бояться.
Печь день и ночь печет, а невидимка дошлую ковригу выхватывает.
Под полой хозяйской печи не унесешь.
Поправился — с печи на лоб.
Пуста кашица в печи надорвалась кипучи.
Пошли наши лучинушки плясать, пляши, печь, пляши, лавочки.
Печь нам мать родная. На печи все красное лето.
Придет счастье и с печи сгонит.
Подать оплачена, хлеб есть, и лежи на печи.
Печь не пролежишь.
Пар костей не ломит, вон души не гонит.

Р

Разбирать встречи да приметы, то и с печи не слезать.

Разживайся, с легкой руки, угольком да глинкою.

С

Судьба и на печке найдёт.
Сам на печке, нос в горшечке, а язык на речке.
Сиди на печи, да гложи кирпичи.
Сижу подле печи, да грею плечи.
Сиди на печи, да жуй калачи.
Сижу у печи да слушаю людские речи.
Словно с печи свалился.
Словно у печи погрелся.
Счастье придет — и на печи найдет.
Сажает в печь хлебы, как пышки, а вынимает, как крышки.
Сажая хлебы в печь, подымай подол, приговаривая: «Подымайся выше!»
С сыном бранись, на печь ложись; а с зятем бранись, за скобу берись.
Словно в печь: сколько ни вали, все ничего нет.
Свое добро — хоть в печь, хоть в коробейку.
С плеч да в печь.
Сиди на печи да гложи (да три) кирпичи.
Стужа да мороз: на печи мужик замерз.
Старой бабе и на печи ухабы. Старые кости перележиваются.
Сиди на печи: царь казны вышлет.
Свой у печи, да не приставай к чужой речи!
Свекровь на печи, что собака на цепи.
Счастье придет и на печи найдет.

Читать еще:  Где растет глициния в россии

Т

Тащи на стол кут (от печи в красный угол).
Тощий на печи — сытый на току.
Трудодни наживать — на печи не лежать.
Тише кричи: барин на печи. Не стучи: сидит дед на печи.
Так наша печь печет.
Тетушка Варвара, меня матушка послала: дай сковороды да сковородничка, мучки да подмазочки; вода в печи, хочет блины печи.
Танцуем от печки.
Тепло (в избе), как сам бог живет.

У

У холодной печи не согреешься.
Уголь из печи упал — гости на двор.
Умного учи, больного лечи, а ленивого не подпускай к печи.
Умереть на печи — все равно, что с перепою.
Уголье на загнетке само разгорается — к морозу.
У плохой бабы муж на печи лежит, а хорошая сгонит.
Удалось сидню с печи упасть.
У них и печки, и лавочки , все вместе.
Уголья, искры, головня из печи — к гостям.
У холодной печи не согреешься. Печь без дров — гора.
Уголек да глинка — не праздничный харч.
Украли топор, так и топорище в печь.
У ленивого и крыша течет и печь не печет.

Х

Хлебом не корми, только с печи не гони.
Хорошо на печи пахать, да заворачивать трудно.
Хочешь есть калачи, так не лежи не печи.
Хоть три дня не есть, лишь бы печи не слезть.
Ходи, изба, ходи, печь, хозяину негде лечь!
Хозяйка из села Помелова, из деревни Вениковой, пирожок испечет, и корова не ест; да поставит (растворит) три, восадит (в печь) два, а вынет один.
Хоть горшком назови, только в печь не станови.
Худо, как печь дымит, худо, как и толсто сложена.
Хлеб в печи раздвоился — к отлучке одного из семьян.
Хитро сколотить ведро: клепки под лавку, а обруч в печь, и не будет течь.
Хлеб пекут, пока печь горяча

Ч

Человека узнаешь, когда из семи печек с ним щей похлебаешь.
Что есть в печи, все на стол мечи.
Чисто мои жницы жнут, что из печи подадут.
Что ни лучший пирог в печи забыла.
Что сварили, и то в печи забыли.

Ш

Швея Софья — на печи засохла.

Я
Я в девках досыть, замужем до отвалу, а во вдовах — у печи погревшись.

Всех в печь всех сжечь

Текст песни «Wolf Rahm — Орды орков!»

Утром ждали мы рассвета, но пришел к нам яростный закат!
В стороны дороги нету, равно как и нет пути назад!
Что такое происходит? Что за жопа? Что за горе?
Посмотри вперед на гору!

Орды орков! Нападают!
Орды орков! Что же нам делать, не знаю, не знаю.
Орды орков! Нападают!
Орды орков! Что же нам делать, не знаю, не знаю.

Ройте рвы руками, ройте рвы, пока нам рвы рыть есть резон!
Армия нужна нам, рота нам нужна, нам нужен гарнизон!
Нет солдат, ведь все солдаты вместо пик берут лопаты
И хотят сквозь землю смыться, схорониться, провалиться.

Воскликнул дед Евпатий : «Знать утопает в злате
Отдайте оркам деньги! Давайте им заплатим»
«На нашем славном злате, гербовые печати», –
Ответил казначей, – «дадим им наши платьи.»
«Но как же мы без платий!» – кричит Аристократья, –
«Без платий мы же сразу тупее и лохматей.
Да и с какой бы стати. Зверье всегда без платий,
Зверье всегда без денег, не знают дипломатий.
Заведомо известно, что здесь торги некстати.
Им надо наших жизней! Давайте всё потратим!»

А-а-а-х!Сколько же чарующих богатств,
Еды, вещей прекрасных, денег есть у нас
Как сложно все потратить, но.

Есть у нас гигантская печь за поворотом,
В ней должны все то, что есть, сжечь мы всем народом!
И тем самым орков обречь не получить ничего!

Жгите, жгите, лишних команд не ждите,
Как сожжете все, сами гореть идите,
Не останется ничего и никого здесь!

Заячьи меха! Атлас и шелка!
Просо и овес!С фруктами обоз!
Уголь для костров и охапка дров!
Кто последний – за собой задвинь засов!

В печь всё, в печь, в печь!
Сжечь всё сжечь сжечь!
На поддоны лечь всем, на поддоны, лечь, лечь!
В печь всех в печь, в печь!
Сжечь всех, сжечь, сжечь!

Орды орков! Нападают!
Орды орков! Что им тут делать, не знаю, не знаю.
Орды орков! Нападают!
Орды орков! Что им тут делать, не знаю, не знаю.

№ 68. Из заявления свидетельницы Горбачевой Н. Т. об уничтожении немецкими преступниками советских людей в Бабьем Яру

гор. Киев. 28 ноября 1943 г.

. В период временной оккупации гор. Киева я проживала в Киеве по ул. Тираспольской, д. № 55, кв. 2. Мое местожительство находится невдалеке от места, называемого Бабьим Яром.

22 сентября 1941 г. я лично видела, как в течение целого дня в Бабий Яр проследовало около 40 грузовых автомашин, которые были переполнены еврейским населением – мужчинами, женщинами и детьми, причем некоторые женщины держали на руках грудных детей.

Я и еще несколько женщин, проживающих вблизи Бабьего Яра, незаметно для немецкой охраны, приблизились к месту, где останавливались автомашины и сгружались привезенные на них люди. Мы увидели, что в метрах 15 от начала Бабьего Яра немцы заставляли раздеваться привезенных ими евреев и приказывали им бежать вдоль яра, расстреливая бежавших из автоматов и пулеметов.

Я лично видела, как немцы бросали грудных детей в овраг. В овраге находились не только расстрелянные, но и раненые, а также живые дети. Все же немцы производили закапывание оврага, причем было заметно, как небольшой слой земли шевелился от движения живых людей.

Многие люди, предчувствуя свою гибель, падали в обморок, рвали на себе одежду и волосы, падали к ногам немецких солдат, но в ответ получали от них удары палками.

Расстрелы евреев продолжались в течение нескольких дней.

Мне приходилось бывать возле Сырецкого лагеря военнопленных. Я видела, что пленные бойцы и командиры Красной Армии были раздеты и разуты, многие были скованы цепями по нескольку человек вместе на определенном расстоянии друг от друга, таким образом, что они имели возможность работать.

Зимой 1942 г., не помню точно, в каком месяце, к Бабьему Яру немецкие солдаты привели 65 пленных краснофлотцев. Руки и ноги у них были скованы цепями так, чтобы они с трудом могли передвигаться.

Пленных гнали совершенно раздетыми и босыми по снегу в большой мороз.

Местные жители бросали в колонну пленных рубахи, сапоги, но пленные отказывались их брать, я помню, один из них сказал: «Погибнем за Родину». После этого заявления пленные краснофлотцы начали петь «Интернационал», за что немецкие солдаты стали их избивать палками. О том, что это были моряки, можно было узнать по морским фуражкам. Приведенные в Бабий Яр краснофлотцы были расстреляны немцами.

В концлагере на Сырце немцами была устроена печь, изготовленная для сжигания живых партизан, коммунистов и лиц советского актива.

Я неоднократно у себя на квартире слышала крики людей, которых сжигали в печи, и мне было видно из окна моей квартиры, как толкали живых людей в разожженную печь.

Весной 1943 г. я видела, как в Бабий Яр немцы привезли 4 грузовые машины людей из мирного населения. Эти люди, по словам местных жителей, были привезены с места, где немцами был пойман партизан. Привезенных людей немцы сожгли в печи. Перед тем как подвергнуть привезенных сжиганию, немцы раздели их и только после того стали силой толкать в печь.

Я наблюдала случай, когда одна женщина, проходя мимо концлагеря, расположенного на Сырце, бросила через ограду кусок хлеба военнопленным, за это немецкие часовые расстреляли женщину на месте.

Летом 1943 г., во время рубки леса, я видела, как одного заключенного немцы заставили залезть на дерево, которое подпиливали другие заключенные, дерево упало и заключенный убился.

В тот же период я наблюдала, как заключенных из Сырецкого концлагеря немцы заставляли делать «физзарядку» – ползти на животе со связанными руками за спиной на расстояние около 200 метров, если подвергавшийся такому мучению поднимался, то его за это немцы избивали палками.

В этом же Сырецком лагере я видела, как «провинившегося» заключенного немцы заставляли ложиться на живот со связанными руками за спиной и натравляли на него собак. Собаки рвали заключенного, но он не должен был сопротивляться, в противном случае его избивали палкой. В случае если заключенный терял сознание и не мог подняться, то других заключенных заставляли закапывать его живым.

ЦГАОР СССР, ф. 7021, оп. 65, д. 6, л. 11-12.

Здесь представлена информация о термометрах и содержимом аптечки.

В Ленобласти создали музей под открытым небом, который рассказывает о трагических событиях 1943 года, когда фашисты сожгли всех обитателей деревни Большое Заречье.

Фронтовую прозу писали Константин Воробьёв, Владимир Богомолов и Борис Васильев. Но реальная история о сожженных дотла поселках страшнее.

Война оставила только память о деревне Большое Заречье в Ленинградской области. Еще есть фотографии и газетные вырезки. Местные краеведы разместили их в новом музее, расположенном в соседнем райцентре.

Рядом с прялками и патефоном можно увидеть скромную экспозицию. Она особенно красноречива благодаря своей лаконичности. Впечатления от самой сожженной деревни оказались еще сильнее.

О трагических событиях, происходивших в деревне Большое Заречье в годы фашистской оккупации, рассказывает корреспондент НТВ Катерина Правдина.

Это заросшее перед покосом травой поле — бывшая деревня Большое Заречье. Она исчезла с лица земли за один день в октябре 1943 года. Тогда здесь, на берегу реки Оредеж, и с другой стороны дороги на месте более чем 200 домов дымилось гигантское пепелище. А покосившиеся русские печи стали напоминанием об одной из самых страшных трагедий времен Великой Отечественной войны.

Первые десять домов — это почти целая улица — сожгли в 1941 году, в Яблочный Спас. Под перекрестным огнем жители деревни убегали в лес. Но потом вернулся сам, вернули насильно. Два года Большое Заречье было под оккупацией немецких войск и в двух километрах от лагеря советских партизан. В 1943 немцы решили отправлять селян в тыл.

Вера Денисова, уроженка деревни Большое Заречье: «Вместо этого в ночь с 29 на вся деревня ушла в лес. Это сейчас все леса выпилили, а тогда леса большие были. А тех, кто остались, выловили и сожгли. Мою родную бабушку сожгли, дядю родного с семьей».

Читать еще:  Лучшие сорта помидор видео

Вере Николаевне Денисовой, в девичестве Лукиной, было 16 лет, когда она с мамой и четырьмя братьями и сестрами ушла в лес. С собой взяли немного муки и картошки.

В промерзающей землянке продержались две недели. Потом кончилась еда, и люди стали пробираться в деревню за остатками своих запасов. Немцы нашли лесные убежища по следам.

Фёдор Макаров, уроженец деревни Большое Заречье: «Все разбежались, а я лежу один, голову боюсь поднять. Немцы идут, прикладом стукнули. Собака за шкирку потрепала, мол, живой. И дальше побежали».

Фёдора Ивановича Макарова и его жену вывезли из леса и закрыли в доме в соседней деревне. Все думали, что сожгут, но каратели отправили пленников в Ригу, где они работали на мельнице. Вера Николаевна прошла не только латвийское рабство, но и печально известный концлагерь Даугофф Пиллс.

Оттуда она сбежала со старшим братом. Судьба других обитателей Большого Заречья была еще более жуткой. Найденных в землянках расстреливали и закидывали гранатами. Пойманных в лесу загоняли в дома и сжигали целыми семьями.
Вера Денисова, уроженка деревни Большое Заречье: «Вот семья Рысевых. Сожгли отца, мать, сестру и бабушку, плюс двух малолетних детей».

Вернувшись в родные края, Вера Николаевна поселилась в соседней от Заречья деревне Глумицы. Сегодня ее дом стоит всего в нескольких метрах от участка другого дома, где в 1943 году заживо сгорели ее родные и односельчане. Через год под обугленными руинами нашли останки десятков людей. С тех пор здесь никто не построил нового жилища, а на месте пепелища образовался холм, заросший кустарником.

Сохранившиеся пять старых русских печей и фрагменты каменных фундаментов стали мемориалом. В 1971 году на месте пожарища поставили бронзового партизана и стелы с описанием тех событий и именами погибших жителей деревни.

Теперь печи аккуратно ремонтируют и белят. А вокруг выкашивают небольшие площадки, чтобы можно было подойти и прочитать, кто до октября жил в некогда стоявших здесь домах.

На местном кладбище, как в братской одной могиле лежат пять расстрелянных жителей Большого Заречья. Родных или не осталось, или они просто не знают, где покоятся их близкие. Розыски ничего не дали.

Старенький крест с табличкой утопает в зелени. Деревенский староста, присматривающий за захоронением, надеется поставить плиту. Но в этих местах ни надгробие, ни даже монумент, а печи — тот памятник, который заставит даже безразличного задуматься о том, насколько жуткими были события 1943 года.

Холокост и занимательная математика.

Их-то мы и будем рассматривать, на примере самого крупного из лагерей «Аушвиц-2».

Согласно данным трупы умерших/умерщвленных, преимущественно евреев, утилизировались в печах, коих было только в этом лагере 46 (сорок шесть). И за стуки сжигалось аж 8000 (восемь тысяч) тел! Целый микрорайон однако.

Но давайте, для начала, разглядим устройство современной технологичной кремационной печи.

В современных крематориях время одной полной кремации занимает от 40 минут до двух часов(!) (без учета подготовления печи, т.е. раскаления). Время сгорания зависит от массы тела покойного человека, некоторых его заболеваний при жизни и еще ряда причин.

В современных кремационных печах процесс сгорания тела происходит за счет подачи внутрь печи потока раскаленного воздуха, температура, которого, составляет 870 — 1100 по шкале Цельсия. В качестве топливного газа используется, как правило, пропан.

Ресурс кремационной печи рассчитан, в среднем, на 15 тысяч кремаций в год. Далее ремонт или замена. Средний объем чистого праха 4-4,5 литра. При этом минеральный остов (скелет) практически остается целым (по прочности некоторые прокаленные кости чуть уступят силикатному кирпичу), и сгружается в специальную камеру, где перемалывается в муку, и смешивается с остальным прахом.

Зная, как кремируют в наше мирное время, используя современные технологии, обратим взор на печи Аушвица.

и попытаемся проанализировать.

Как мы видим, она сложена из обычного печного красного кирпича. Почему так, да потому-что более огнеупоротый промышленный кирпич – шамотный, и выглядит он совершенно по-другому. Длина печи — 7 кирпичей.
Учитывая толщину передней и задней стенок в половину кирпича (это как минимум в пользу лохокоста), то топка изнутри получается 6 кирпичей в длину. Выступающий скос в расчет не берется, так как сводится практически «на нет» загруженным топливом. Длина стандартного кирпича 25 см. Если предположить, что раньше кирпич был намного длиннее современного

30см, то получается 30*6= 180см — притык. Но это лишь предположительно, а по современным стандартам 25*6=150см – ну разве что хоббитами топили. Или рубили на части.

Печь явно работала на твердом топливе, о чем свидетельствует зольник и отсутствие подводов жидкого или газового топлива и соответствующих технологических решений. Самое эффективное, из доступного твердого топлива – каменный уголь. Температура горения каменного угля – 470°С. Что как-то не дотягивает и в половину даже минимума современной печи.

А согласно данным в сутки(!) сжигалось 8000 трупов. Посчитаем, сколько одна печь съедала трупов за час.

24 часа (возьмем по максимуму, не будем учитывать перерывы на чистку печи)

8000/46=174 трупа на одну печку в сутки

174/24= 7 трупов в час в одной печи. Это меньше чем 9 минут на труп!

Потрясающе прожорливые печи, не правда ли? Видимо там, все-таки, стояли плазмогенреторы.
7 трупов в час, в золу, на углях… видимо третий рейх и впрямь обладал убер технологиями. А еще кучей времени и денег, чтобы оборудовать лагерь смертников.

Современные печи, как мы уже знаем, справляются со средненьким трупом за час с копейками. И после этого скелет еще надо перемолоть.
Не будем забывать, что от одного трупа в среднем остается 4 литра чистого праха.

4*174=696 литров золы за сутки с одной печки только от трупов. Это почти кубометр. 40 кубов со всех печей. Прибавим к этому где-то раз в дцать большее кол-во золы от топлива, необходимого чтобы сжечь все это кол-во тел. Резиновые получаются печки то. Либо их нужно было чистить каждый час. А это заново кочегарить. А по легенде, печи чистили лишь в конце смены. Т.е. раз в сутки, уходило на это где-то полчаса.

И не забудем из чего сделаны печи. Обычный печной кирпич не выдержит таких нагрузок (2 года качегарева без передыху, так даже промышленные печи не могут).

И где хранилища тысяч тонн топлива, и горы золы. На планах лагеря нет ни ничего похожего. Нету даже ничего похожего и на аэрофотоснимках того времени.

Да и как труп туда запихивали? Сначала клали, а сверху насыпали и поджигали или клали труп на выровненный слой горящего топлива? Дверца топки и само топочное пространство явно это никак не предусматривало. На фото вообще обыкновенная, типичная отопительная печь. Подобную еще Цой кочегарил. Есть там и некоторые экспонаты с некими устройствами загрузки

ну туда даже труп ребенка хрен запихаешь. А вот уголь вполне удобно таким образом загружать.

Давайте еще раз глянем на эти чудом уцелевшие печи, после бомбардировки с воздуха. А летчики то ювелиры. Да и размеры зданий крематория просто зашкаливают. Хотя кто знает, может это были по совместительству отапливаемые ангары для танков… А учитывая то, что Аушвиц-2 это изначально аэродром, то как-бы все на свои места то и встает.

Давайте посчитаем еще.

Как известно, только в одном Аушвитце-2 за сутки утилизировалось 8000 тел. За два года активности только этот лагерь сжег больше 5 миллионов (учтем возможные перерывы). Что уже никак не клеится с общезаявленным числом жертв. Да и вообще само число каждый год меняется.

Вот занимательная подборка «прыгающих цифр» жертв холокоста начиная от 45 года до наших дней.

Это лишь мизерная часть.

45год — 5млн, тот же год -7 млн, тот же год 8млн

55й — 9млн, в тот же год — 800тыс

89й-1.6млн, в тот же год 1млн

Список там огромный, с указанием источников. Цифры пляшут как хотят.

Вот такая вот занимательная математика для начальных классов средней школы. 🙂

И это только рассматривали печи и все, что с ними связано. А сколько еще существует сказок, на подобии мыла и абажуров…
И не будем забывать, что помимо евреев (якобы там бывавших) также были и поляки, и русские, и цыгане, и все кто только мог. А почему якобы, да потому, что есть куча свидетельств комфортной жизни евреев в отдельных польских гетто.

Вы видели санузлы бараков Освенцима куда якобы справляли нужду смертнички-унтерменши?

Да в наших общагах сегодня хуже в сто раз. Какая забота со стороны немцев.

Небольшое отступление по этому поводу.

Был я этим летом в славном городке «Красный Холм». Там есть общага. Санузел совмещен с душевой. Что из себя представляет оное:
Стандартная комнатуха, по размерам типа той что на фотке

Вдоль стены идет бетонный желоб, по которому все время течет вода. Так вот свисаешь над ним сраку и делаешь дела. Все это уплывает в дырку в стене, далее по ручейку в открытый люк на улице. Душевая представляет из себя ржавую ванну, стоящую в углу, рядом с трубой холодной(!) воды, в которую вкручена лейка и крантик. Из ванны все это стекает на пол и далее все в тот же желоб. И вообще никаких перегородок, только 4 стены и незапирающаяся дверь.

Представь картину сидят в ряд (там человек 10 уместится над этим желобом) на корточках люди. серут, а ты напротив моешься под струей холодной воды 🙂

Россия 2012 год. Какой там Освенцим.

Большинство приписанных холокосту фоток либо подделки, либо кадры жертв голодомора на Украине, либо кадры ГУЛАГа, либо вообще не имеющие отношения к теме. Но почему то о миллионах уничтоженных славян никто не плачется. Зато евреи сыты и довольны в своем свежеполученном комфортном царстве-государстве, и до сих пор стригут бабло с половины Европы, за то чего не было, тратя его на геноцид безоружных палестинцев, от которых практически ничего не осталось.

Вот еще некоторые данные базированные на документах немецких концлагерей военного времени:

Общее количество в 403.713 человек всех рас и исповеданий были официально зарегистрированы как умершие (от всех причин: тифа, старости, краснухи и т.д., а также казней) во всей системе немецких лагерей заключённых в течение 10 лет. Из этих 403.713 человек 73.137 человек умерло в Аушвице, включая 38.031 еврея.

Вполне по-немецки конкретные числа, укладывающиеся в логику, в отличие от абстрактных еврейских миллионов.
А вот документов упоминающих об утилизации трупов в печах нет ни одного. И это у педантичных бюрократов немцев! Лишь картавый сбивчивый треп со стороны.

Ссылки на используемые цифры, фото и пр. самостоятельно найдете, благо в инете этого на каждом углу навалом.

Источники:

http://zen.yandex.ru/media/id/5ac91e20c3321b8a7c254e68/5dd2a5ba5563ed655c35c260
http://galchi.livejournal.com/1559181.html
http://vyrashhivanie-iz-semyan.ru/ogorod/vseh-v-pech-vseh-szhech.html
http://live-imho.livejournal.com/427718.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector